Автор: Шико Шериан (Shiko Sherian) ()

Антиутопия

— Эй! Подожди! Ты даже поесть толком не успел! — кричал Фанг вдогонку убегавшему льву.

Шерри остановился, хотя только для того, чтобы запрыгнуть на большой валун, а не потому что слова Фанга дошли до него. Тот, в свою очередь быстро догнав друга, схватил его за задние лапы и завалил на землю.

— Ну, чего тебе? Я же сказал: «скоро вернусь»! — раздраженно пояснил Шерри, смахнув челку с глаз. Фанг, снисходительно улыбаясь, чмокнул его в нос.

— Меня просто удивляет твоя фанатичность. Ты готов не есть и не спать, лишь бы быть там круглым днем! — воскликнул Фанг, помогая ему подняться. Он достал из-за пазухи робы апельсин и протянул его Шерри.

Резкий ветер, берущий начало в этих землях, взметнул клуб пыли, часть которой попала ему в лицо.

— К тому же это просто глупо — сидеть в таком месте! Больше нигде цитаделей словно нет. — Теперь уже голос Фанга был наполнен раздражительностью, а сам он вытирал глаза от пыли.

Шерри спрятал желтый фрукт, данный ему заботливым другом, в свою сумку и стал лизать глаза Фанга, очищая их.

— Неужели я провожу там больше времени, чем с моим любимым? — иронически поинтересовался он, склонив передние лапы как бы в умоляющем жесте. Фанг оценивающим взором прошелся по его гибкому телу, остановившись на игриво виляющей кисточке хвоста.

— Ну, давай, отправляйся в путь, мой Принц,— закатив глаза, насмешливо пародируя голос пророка, заговорил Фанг. — Но помни, твое путешествие не окончится добром — ты не в силах заставить хоть что-то выглядеть живым в этом страшном месте.

— Ты преувеличиваешь! — засмеялся в ответ Шерри.

Фанг не знал, как болезненно укололо в груди у Шерри при его словах. Тем не менее, Шерри рассмеялся над шуткой друга и напоследок ударил его хвостиком по щеке. Фанг ловко схватил кисточку его хвоста зубами и тут же отпустил, словно демонстрируя свою ловкость.

Молодой лев уже на всех лапах бежал по уходящему вниз скальному склону унылой темной породы.

— Когда же ты вырастешь, котенок,— грустно покачав головой и нахмурив густые черные брови, пробормотал Фанг. Обоим львам было в районе одного года, но Фанг сейчас выглядел мрачным как отец, беспокоящийся о сыне.

Шерри миновал уже несколько холмов, после которых шла такая же унылая равнина. Деревья здесь грустно колыхали на ветру редкими, сухими, серыми лепестками, а ветер взметал волны грубого песка. Лев, прокашлявшись от столпа пыли ударившего в лицо, улыбнулся самому себе. Самым верным определением его улыбки было бы «фанатичная». Отдышавшись после бега, он снова помчался, рассекая обширную равнину, и вскоре подобрался к высокому холму.

Закусив уголок губы от предвкушения, он забрался на холм.

Вряд ли можно было найти хоть что-то, что заставило его приникшие уши вдруг подняться.

Впереди раскинулся город, хотя городом его можно было назвать только из привычки. Несколько рядов полуразрушенных, собранных кругом зданий. Сильный ветер взметал серые ткани, навевавшие еще большее ощущение безнадежности. По центру из круга зданий, или вернее сказать подобия невысокой стены из руин, возвышалась, уходя в небо массивным шпилем, цитадель. Шпиль увенчивало красное потрепанное знамя, колыхавшееся на ветру. Жизнь в этом месте была так же замаскирована, как и в равнине окружавшей его.

Шерри от чего-то, понятного только ему, оживился и побежал навстречу городу. Остановился он у стен ближайшего здания. Снаружи окон в этих домах колыхались тусклые, серые ткани.

Несколько минут лев ходил вдоль рядов зданий и заглядывал в их пустые окна. Ни в одном из них не горел свет, ни одно из них не подавало признаков жизни. Любопытный и возбужденный взгляд оббегал все вокруг. Но видел лишь унылые ткани.

Сердце учащенно забилось в груди у Шерри — темная тень пронеслась в другом ряду. Он надеялся, желал, мечтал о том, чтобы в здании, куда ступит тень, загорелся свет. Но тень растворилась, не оставив никакого следа своей жизни. Шерри удрученно вздохнул и, пройдя в центр сооружений, уселся на первых ступенях высокой башни. Сколько раз говорил ему друг, столько раз он не думал о его словах.

Шерри снова втянул воздух носом и достал из своей сумки апельсин. Лев поднял его на уровень глаз и сравнил контраст спелого, сочного фрукта с сырыми и серыми постройками. Внезапно, фрукт вылетел из его лап и, взлетев над головой, опустился в лапы Фанга. Лев жонглировал фруктом некоторое время, а потом уронил его на нос Шерри.

— Извини, котенок,— он, ухмыльнувшись, прогнулся через голову Шерри и поцеловал его в лоб. После чего его взгляд невольно остановился на картине перед глазами. — Уныло. Не хочу здесь находиться,— сказал он без каких-либо эмоций.

— А я хочу,— хриплым тоном, обращаясь к своим задним лапам, тихо сказал Шерри.

Фанг достаточно знал друга, чтобы сейчас не ответить, и стал снимать когтями корку с апельсина. Если не прервать его, то он продолжит говорить, почесав челку.

Шерри провел лапой по лбу, убирая темные локоны молодой гривы, и заговорил тихим, но решительным голосом.

— Ведь… ведь это место — мой дом. Все эти здания — я столько времени провел в них. Эта башня… я словно там родился. Все эти тени,— он широко взмахнул лапой пустоте. — Они когда-то были тем, с кем мне так нравилось быть, так счастливо было…

— Но время миновало это место,— тихо сказал Фанг из-за его спины, сосредоточенно очищая фрукт. — Оглянись, дружок, здесь больше нечему радоваться,— Он обошел друга и сел напротив него, протянув большую часть апельсина.

Шерри посмотрел на лакомство, так, словно оно могло отравить его.

— Почему ты говоришь так? — резко спросил он у друга. — Ты правда думаешь, что здесь никогда не будет жизни?

Фанг опустил лапу и сел ближе к нему.

— Я не говорю, что все совсем безнадежно. Просто… ну пойми,— он осторожно заглянул в глаза Шерри. — Есть лучшие места. Намного лучшие,— он положил лапы на его плечи.

— Но я не могу уйти,— сглотнув и поежившись от ветра, почти умоляюще сказал Шерри. — Просто не могу! Пойми и ты меня!

— Если не помешанный, то можешь! — возразил Фанг. Он невольно сглотнул, так как по щекам его друга текли слезы.

— А может ты и прав? Может я и действительно помешанный,— плача, говорил Шерри.

Фанг вылизал его слезы и приник щекой к его щеке.

— Нет, ты просто живешь в выдуманной утопии,— прошептал он, целуя щеку друга.

— Я хочу, чтобы другое место стало мне таким же домом, каким было это,— всхлипнул, сворачиваясь клубком Шерри.

— Я помогу тебе найти новый дом,— пообещал Фанг. — Спорим, там будет намного веселее. — Он специально сказал «намного» хотя Шерри бы больше понравилось «так же». Сейчас Фанг бы никому не пожелал такого же «веселого» места как это.

Он подобрал со ступеней так и не съеденные апельсиновые дольки и закинул их в сумку друга.

Полежав еще некоторое время, они поднялись, отряхивая золотую шерсть от приходящего с ветром песка.

— Далеко мы идем? — поинтересовался Шерри. Он хотел вытереть слезы внешней стороной лапы, но друг опередил его, слизав их.

— Достаточно,— вскинув голову, ответил Фанг. — Это будет тернистый путь.

— Нужно взять мечи и провизию,— тихо заметил Шерри, чей взгляд в последний раз грустно перемещался между старых зданий, останавливаясь на их серых тканях.

— Я все взял,— Фанг улыбнулся, доставая из-за пояса робы два коротких изогнутых клинка. — Если ты не против, оправляемся сейчас же,— решительно заявил он.

— Сейчас же… — про себя повторил Шерри.

Два молодых льва забрались на вершину холма. Внизу в городе снова возникла темная тень. Фанг повернулся к другу. Тот склонил голову в нерешительном интересе.

— Как появилась, так и уйдет,— просто прокомментировал Фанг.

Шерри повернулся к нему и поцеловал в губы. Может быть, это было необходимо, чтобы отвлечься от тени, но Фанг ответил ему таким же поцелуем, и они двинулись в путь, покидая место, некогда любимое Шерри.