Автор: Симба Вильц (Simba Wiltz) ()

Переводчик: Муравьёв Антон a.k.a. Король Холма (King of the Hill) ()

Внимание: персонажи Симба, Нала, и Киара — собственность студии Disney.

Никогда не знаешь

«В каменной груди живет доброе сердце»

Когда солнце над Прайдлендом стало клониться к закату, прайд безмятежно ожидал воз-вращения своего короля. На первый взгляд, был самый обычный день. Детеныши играли, львицы дремали, и солнце, как всегда, плавно проходило свой золотистый путь по небу. Повсюду царили мир и спокойствие. Но недолго.

— Король возвращается! — раздался чей-то восхищенный голос. Как по команде, все поверну-ли головы в сторону заходящего солнца. Там, ступая медленно, но уверенно, появился Симба. Его голова была опущена, но спокойная походка создавала впечатление, что он просто устал. Подни-маясь по склону, он поднял голову и улыбнулся своему прайду.

— С возвращением, Симба.

— Здравствуйте, мой Король.

— Добрый вечер!

— Как хорошо, что вы вернулись! — голоса смешались, и их уже сложно было разобрать, но льву было приятно. Он умиротворяюще улыбнулся львицам и кивнул каждой в ответ. Наверху Нала вышла из пещеры, чтобы поприветствовать его. Увидев ее нежную улыбку, Симба непроиз-вольно ускорил шаг. Они соприкоснулись головами и замурлыкали в унисон.

— Здравствуй, милый… — произнесла Нала, заглядывая Симбе в глаза.

— Привет,— мягко ответил Симба, отводя свой обычный любящий взгляд и собираясь обойти львицу. Нала выглядела удивленной.

— Симба, что-то случилось?

— Ничего необычного,— быстро ответил лев, направляясь к своему обычному месту в пещере. — Я просто устал, вот и все.

Нала через мгновение последовала за ним.

— Ты ведь не собираешься спать? Этой ночью охота.

— Идите на охоту без меня,— сказал Симба с натянутой улыбкой. — Я не очень голоден.

— О… — тихо прошептала Нала, словно узнала что-то скрытое от всех. Она подошла ближе к своему супругу и мягко прижалась к нему головой. Симба неохотно ответил на ласку и положил голову на лапы.

Увидев, что его глаза закрылись, Нала вздохнула и повернулась. Весь прайд собрался у вы-хода из пещеры и с любопытством заглядывал внутрь. Стараясь избавиться от неловкой ситуации, Нала прошла мимо них с королевским спокойствием. В их глазах был невысказанный вопрос, ко-торый они не успели стереть со своих морд.

— Ничего страшного,— мягко сказала Нала, улыбаясь,— идем на охоту.


Победоносный рев пронесся по саванне вскоре после того, как Прайдленд был укрыт одея-лом ночи. Успех означал изобилие еды для всего прайда. Точнее, для большей части прайда. Сим-ба лежал в пещере с открытыми глазами, но ничего не замечал. Его отрешенный взгляд сменился осмысленным только после того, как он услышал, что матери зовут своих детей «к столу». Когда пещера опустела, один из львят отстал от группы и пошел в сторону Симбы.

— Папа? — она говорила особым тоном, в котором смешались беспокойство и любопытство с малой толикой тревоги. Поворачивая к ней глаза, Симба снова выдавил улыбку.

— Да, Киара?

— Ты пойдешь есть? — мягко промяукала она. Симба нежно погладил ее лапой.

— Не сегодня, дорогая, папе нужно побыть одному.

— Но папа…

— Киара… пожалуйста,— промурлыкал он, мягко прикасаясь к львенку носом. — Когда-нибудь ты поймешь.

Разочарованная, но больше обеспокоенная, Киара уступила и нежно потерлась об него.

— Хорошо, папа,— сказала она, собираясь уходить.

— …Киара? — вдруг сказал Симба, останавливая ее. Когда она обернулась, Симба с трудом раз-лепил губы и проурчал,— Будь осторожна.

Обреченно отворачиваясь и закатив глаза, Киара побежала, чтобы попасть в самую гущу де-рущихся за еду львят.


Пир удался на славу. Был пойман большой буйвол, позволяя прайду поесть вдоволь и даже оставить что-нибудь падальщикам. Хотя и поздно, Киара все-таки обратила внимание на странную тишину за едой. Обыкновенные рыки и ворчание, конечно, присутствовали, но были словно при-глушены по неизвестной причине. Даже дорога обратно на Скалу Прайда прошла в необычной тишине. Киара могла услышать только приглушенные голоса, доносившиеся время от времени.

— …Надеюсь, с ним все в порядке.

— …Что же такое происходит?

— Он странно себя ведет…

— …Не понимаю.

Эти разговоры встревожили львенка. Добежав до начала «процессии», Киара уткнулась в задние лапы своей матери.

— Мама? Можно мне с тобой поговорить?

Нала нежно улыбнулась ей.

— Ну конечно,— она кивнула, позволяя другим пройти мимо, на Скалу Прайда. Когда они ос-тались вдвоем, Нала села и посмотрела на Киару. — Что ты хотела, милая?

Киара робко подошла к Нале и потерлась об ее передние лапы.

— Я беспокоюсь за папу. Почему он не пошел с нами?

— Твой отец устал, малышка,— почти автоматически ответила Нала.

— Но у нас было столько хорошей еды! — пожаловалась Киара. — Он никогда не пропускает еду. Он любит много есть, поэтому он такой большой.

— Киара… — Нала захихикала. — Да, твой отец любит поесть, но…

Она замолчала и вздохнула. Шагнув назад, она легла на живот и подставила лапы Киаре, ко-торая сразу же запрыгнула в объятия.

— Малышка, твоему отцу намного труднее, чем всем нам. Сейчас ему просто надо побыть од-ному.

— Но почему? Что происходит? — настойчиво спросила Киара. Нала вздохнула и посмотрела вслед быстро удаляющимся львицам.

— Большинство в прайде не понимает, через что Симбе приходится проходить каждый день. Они просто ждут его домой каждый день, чтобы поддержать, или защитить, или еще что-нибудь такое,— она снова посмотрела на Киару,— но Симбе приходится делать нечто большее, чем просто присматривать за прайдом и обходить территории. Он отвечает за то, чтобы сохранять порядок в Землях Прайда, следуя Кругу Жизни.

Киара озадаченно посмотрела на свою мать. Нала улыбнулась.

— Ты помнишь, как несколько солнц назад мы не могли пить на водопое, так как он был за-грязнен?

Киара сморщила нос.

— О да, это было очень противно! Почему те животные сделали это?

Нала улыбнулась одними уголками губ.

— Ну, Киара, зачем они так поступают, не знает, наверное, никто. Но хотя сам он был не ви-новат, Симба был единственным, кто отвечал за это.

— Но… это несправедливо… — тихо сказала Киара.

— Ты права,— начала Нала,— иногда это не совсем справедливо. Когда с землями что-то не так, король должен отвечать, вне зависимости от того, виноват он или нет.

Киара на мгновение прижала уши и посмотрела в землю. Затем, скорчив забавную гримасу, она снова подняла уши к своей матери.

— Но это было несколько солнц назад. Что случилось сегодня?

— Ну… — сказала Нала и замолчала. Решив, что честность — лучший вариант, она вздохнула и продолжила.

— Так вот, в последнее время у Симбы было слишком много проблем. Несколько детенышей гепарда были убиты бродягой, и ему пришлось разделить горе матери. Еще он натолкнулся на ра-неную на охоте пантеру, которая попросила покончить с ее мучениями. Стада часто досаждают ему по разным причинам. Вчера несколько наших львиц были ранены на охоте, а одну сегодня чуть не растоптали. И с его опасениями насчет аутсайдеров…

Нала замолкла и тихо вздохнула.

— У него столько забот…

Уши Киары снова прижались к голове.

— Это так грустно… — сказала она, прижимаясь к своей матери для утешения. Нала посмотрела на нее.

— Он не всегда говорит прайду о том, что случилось днем. Симба вынужден бороться с гораз-до большим количеством печальных событий, чем мы думаем. Он не хочет, чтобы мы пережива-ли, поэтому часто он держит это в себе. Он не может смотреть на страдания других, и, виновен он или нет, он несет ответственность. Иногда, когда никто не видит, он плачет.

— Папа плачет?? — выразительно прошептала Киара.

— Да, малышка. Так же, как плачем я или ты. Он не так непоколебим, как ты думаешь,— Нала подняла голову навстречу появившемуся ветерку, нежно ласкающему морду, и глубоко вздохнула. Мгновение посмотрев на звезды в поиске совета, она снова перевела свой взгляд на Киару.

— Знаешь, Киара, иногда Симба выглядит так, будто ничто во всем мире не может его задеть или испугать. Но он жил и живет очень трудной жизнью, в основном потому, что ему кажется, что у него не было настоящих друзей. Даже Королям Львам иногда приходится нелегко, и хотя они не любят это показывать, они грустят. Вот почему он так заботится о тебе и старается тебя защитить.

Нала замолчала на мгновение, чтобы лизнуть Киару в щеку, на что та ответила сначала удивленным писком, а затем хихиканьем.

— Твой отец — сильный лев, но даже с сильными львами случаются несчастья.

— Вот так да… — сказала Киара, глядя в землю. — Я думала, что мы никогда не узнаем, что про-исходит в чужой жизни, и не сможем это изменить. Но… что мы можем сделать?

Нала улыбнулась своей дочери.

— Это нетрудно, Киара,— она обняла львенка. — Просто иди к нему. Скажи ему, как много ты для него значишь. Покажи ему, что заботишься о нем не меньше, чем он о тебе. Это самое лучшее лечение, какое только можно желать.

Киара улыбнулась и вырвалась из лап матери.

— Давай, мам! Пойдем сделаем это сейчас! — львенок побежал в сторону Скалы Прайда со своей смеющейся матерью, тщетно пытающейся его поймать.


Симба с трудом открыл глаза, так как почувствовал что-то мягкое под своей лапой. Издав неопределенный звук, означавший любопытство, он смутно увидел небольшой комок шерсти, ста-равшийся подлезть под его лапу. Невольно улыбаясь, он поднял ее, позволяя своей дочери подоб-раться к нему. Киара выгнулась, устраиваясь поудобнее, и посмотрела на него.

— Я люблю тебя, папа,— сказала она, потираясь об него и практически сразу засыпая. Симба чуть заметно улыбнулся и погладил ее своей тяжелой лапой. Он протяжно и удивленно вздохнул. Словно все тени в его жизни моментально растворились в сиянии дочерней любви.